Религиозные организации на фондовых рынках: фантастика или реальность?

Сразу предупредим, что данная статья ни в коей степени не преследует цель ущемить или же оскорбить чувства человека, независимо от его внутренних личных предубеждений. Это всего лишь констатация факта и определенных событий. Во-вторых, информация, написанная в этой статье, взята из открытых источников и, к сожалению, может являться несколько устаревшей — религиозные организации представляют собой очень скрытые структуры, и информация об их доходах, а тем более активах, еще более закрыта, чем бизнес наших олигархов.

  • Русская православная церковь не исключает возможность покупки контрольного пакета акций Эргобанка (отнесен к проблемным), в котором обслуживаются счета более 60-ти организаций РПЦ. По мнению руководства банка, это единственный оптимальный вариант, который позволит ликвидировать в банке проблему нехватки ликвидности.

А все началось с того, что один из акционеров банка (Валерий Мешалкин — 19,87% акций) предложил РПЦ открыть в его банке счета. По словам представителей церкви, Валерий — православный предприниматель, неоднократно активно поддерживающий храмы, потому мало кто предполагал, что с банком может что-то случиться, тем более, что Валерий Мешалкин — собственник строительной компании «Энергомашкапитал» и член попечительского совета Троице-Сергиевой лавры.

Проблемы у банка начались сравнительно недавно — в ноябре-декабре 2015-го года, потому столь быстрое решение о продаже банка РПЦ еще больше привлекают интерес к будущей сделке: Эргобанк — это небольшой московский банк, занимающий по размерам активов 311-е место.

доход церкви

(на фото: Исакиевский Собор в Санкт-Петербурге, который находится на балансе музейного комплекса. В сентябре 2015-го руководство города отказалось передать его в собственность РПЦ, на что РПЦ ответила негодованием и обещаниями решать вопрос в судебной плоскости)

Православный банкинг

Доходы РПЦ уже не первый раз связывают с банковской деятельностью в том числе, хотя столько открытое анонсированное участие в акционерном капитале банка по праву можно назвать первым случаем.

До 2012-го года финансовые потоки РПЦ обслуживал банк «Софрино»: его председателем совета директоров являлся советник патриарха Алексия II по вопросам, связанным с хозяйством,. После 2012-го года церковь начала действовать более открыто (не через подручных людей, а напрямую), увеличив свою долю в капитале банка «Пересвет» до 49,71%.

Примечательно, что в 2014-м году банк «Софрино» после перевода финансовых потоков в «Пересвет» потерял лицензию, а вот сам «Пересвет» смог привлечь на обслуживание такие крупные корпорации, как «Транснефть», «Роснано», несколько дочерних компаний «Газпрома».

Не скрывается также причастность РПЦ к «Банкхаус Эрбе».

Доходы РПЦ

Если обратиться к теории, то экономическая деятельность Русской православной церкви, регулируемая законодательством о религиозных организациях, достаточно узкая. Доходы РПЦ сводятся к:

  • получению средств от продажи свечей;
  • пожертвования за те или иные действия;
  • сбор во время богослужений;
  • доходы от продажи икон, книг и т.д.

Казалось бы, откуда тут у РПЦ могут вообще быть какие-либо активы? Однако РПЦ постепенно становится своеобразной инвестиционной компанией, которая вкладывает свободный капитал в те активы, которые посчитает нужным. И налоговое законодательство всячески этому способствует, освобождая от налогов операции с землей, имущество церкви, церковную торговлю и т.д. И вот несколько тому подтверждений:

  • только на территории храма Христа Спасителя (один из главных храмов РПЦ) «бесплатно действуют» за пожертвования химчистка, автомойка, шиномонтаж, платная парковка, торговые ларьки, автосервис;
  • беспошлинный ввоз товаров: «Табачный скандал» 90-х годов, беспошлинный ввоз автомобилей (в частности, с 2003-го по 2010-й года РПЦ опосредованно владело четвертой частью «БМВ Русланд», сейчас просто изменилась форма собственности компании;
  • в нынешнее время инвестиции церкви направлены в строительную отрасль, ресторанный и гостиничный бизнес, оптовую и розничную торговлю, сельское хозяйство, производство продуктов питания.

Заметим, РПЦ имеет регистрацию юридического лица — некоммерческая религиозная организация.

И вот, что еще интересно: действующее законодательство в отношении религиозных организаций весьма лояльно относится не только к инвестиционной деятельности, но и к финансовой отчетности РПЦ. Иными словами, реальные доходы РПЦ скрыты от посторонних глаз, ведь только часть бухгалтерии может быть раскрыто перед государственными органами. Например, доходы РПЦ могут быть раскрыты перед Минюстом только в случае:

  • если в течение года было хотя бы одно поступление средств из-за границы;
  • если организация нарушила законодательство в области её деятельности (а привлечь её к этому сложно);
  • если выявлены признаки экстремизма.

И это только часть законодательных ограничений, спасающих доходы РПЦ от посторонних глаз. Вопросам религиозного законодательства можно уделить целую тему, но в  это время РПЦ свободно продолжает свою финансово-инвестиционную деятельность.

Активы РПЦ

В Москве РПЦ принадлежит гостиница «Даниловская», ЗАО «Православная ритуальная служба», издательство «Патриарший издательско-полиграфический центр», кинокомпания «Илья Муромец», «Православный паломнический центр» (предлагающий туры в Турцию и не только), «Даниловская мельница» (пищепром), детские лагеря по всей России. А о том, какие активы есть в розничной или сельскохозяйственной сфере, информации весьма немного в сравнении с тем, что на самом деле есть у священнослужителей.

Доход РПЦ аккумулируется благодаря епархиям, каждая из которых также имеет свой бизнес. Например, доход РПЦ от Екатеринбургской епархии формируется от таких активов, как гранитные карьеры Сибири (ООО «Треал», ООО «СБ «Гранит»), ювелирный завод (ООО «Неолит», ООО «Фабрика «Преображение»), торговля сталью (ООО «Техпромстрой»).

Точных данных о доходах РПЦ нет. В 2000-х годах считалось, что это 500 млн дол. США в год, сейчас по предварительным оценкам это 100-150 млн дол. США в год только наличные деньги, годовой оборот храма в районном центре составляет от 10 тыс. дол. США, кафедрального собора — 80-100 тыс. дол. США. Общая стоимость активов РПЦ может составлять 2,3 млрд рублей.

Заключение. Подобная ситуация наблюдается и в соседних странах. Недавно в Украине был показан скандальное видео, в котором журналисты хотели заказать на Новый год помещение в Киево-Печерской Лавре для частного корпоратива. Увы, их заказ был принят, что очередной раз подтверждает, что религия религией, а бизнес есть бизнес.

Интересно, наступит ли то время, когда религиозные организации добьются еще больших законодательных преференций и попросту эмитируют свои ценные бумаги, превратившись в полноценную компанию по управлению активами, чем смогут привлечь еще больше денег в свой бизнес? А в надежности таких религиозно-инвестиционных компаний сомневаться не приходится — постоянным доходом они будут обеспечены всегда.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 4 =

Назад