«Пшеничный» спекулянт

Многие из нас слышали о таких людях, как Уоррен Баффет, Джордж Сорос. Эти биржевые игроки современности (как сейчас принято их называть — инвесторы) фактически способны в одиночку (через свои же созданные фонды) влиять на мировой рынок, в том числе и ценных бумаг. К слову, Дональд Трамп — действительно инвестор, поскольку вкладывал деньги в активы (ценные бумаги) тех компаний, которые дальше старался развивать (например, строительство). А вот Джордж Сорос наоборот предпочитал игры с перепродажей ценных бумаг и валюты на биржевых рынках.

Впрочем, для тех, кто считает, что спекулировать на бирже — это так просто, может попробовать сам. Торговля фьючерсами, ценными бумагами — это отдельная профессия, требующая в нынешнее время терпения, внимания, знаний и оперативности. Куда проще было в прошлые времена, когда еще не существовало ни технического и фундаментального анализов, ни столь широкого инструментария, что и подтверждает история биржевого спекулянта Бенджамина Хатчинсона.

История биржевого спекулянта

Родившись в 1829-м году, Бенджамин Хатчинсон не подозревал, что ему суждено войти в историю как человек, который «развернул» биржевой рынок. Объемы торгов того времени, а точнее благосостояние населения не позволяли влиять на рынок одному человеку, да и это противоречило бы принципам конкуренции.

Родители Бенджамина были фермерами, что в будущем и предопределило тот актив, которому он посвятил всю свою жизнь. История биржевого спекулянта начинается с его работы еще подростком в качестве продавца лавки — Хатчинсон обладал даром красноречия и умудрялся заговорить зубы любому человеку, в результате чего те уходили только с покупкой. Через время он сам открыл свою лавку, однако его основной покупатель разорился (кредитование тогда процветало) и Бенджамин остался без денег.

спекулятивная торговля фьючерсами

Первые шаги к миллиону

История биржевого спекулянта продолжилась Chicago Board of Trade. Уже не первый год присматриваясь к зерновому обороту в Чикаго, где он жил в тот момент, его посетила мысль попробовать свои силы на этом поприще. Противостояние между Югом и Севером нарастало, нестабильность приводила к биржевой панике, и наиболее прозорливые зарабатывали на этом состояние за несколько дней.

Купив себе место на бирже, Бенджамин не представлял свои дальнейшие действия. В принципах её работы он не разбирался, зато знал рынок пшеницы. За основу стратегии он принял анализ цен на золото. Это был для него своего рода опережающий индикатор, поскольку за изменением цены на этот металл менялись и цены на сопутствующие товары.

В 1963-м на сырьевой рынок вышло правительство, которое стало распределять свои заказы на бирже с четко зафиксированной датой истечения фьючерсных контрактов. Накопленный опыт  и капитал позволили Хатчинсону принять активное участие в этой торговле.

Манипуляция рынком

Из-за погодных условий весной 1866-го года появилась информация о том, что урожай осенью будет не самый большой. Вложив в мае-июне все свои деньги в пшеничные фьючерсы на поставку товара (тогда они стоили 88 центов за бушель, около 35 кг), он стал выжидать. В середине августа уборка урожая превзошла самые пессимистические прогнозы. Те, кто открыл короткую позицию в расчете на падение цены из-за ошибочных прогнозов, потеряли все свои деньги, Бенджамин реализовал контракты за 1,85 дол. США/бушель, что принесло ему около 1,5 млн. дол. США. Но здесь на руку сыграла нехватка реального товара для выполнения условий фьючерсных контрактов, потому спекуляцией его сделку назвать было бы некорректно. Впрочем, на этом история биржевого спекулянта не заканчивается.

Успех Бенджамина попробовал повторить В 1872-м году Джон Лион. Совместно с друзьями он начал массово скупать фьючерсы на поставку зерна, в том числе и наличную пшеницу. Увидев рост спроса, фермеры увеличили поставки с 75 тыс. бушелей в день до 200 тыс. бушелей в день, за счет того, что под давлением спроса цена взлетела с 80 центов до 1,61 дол. США. Правда, финансирование Лиона было заемным.

На лицо была финансовая пирамида: благодаря заемному капиталу скупить контракты на поставку на пшеницу, наличную пшеницу, а затем на пике цены продать её тем, кто действительно в ней нуждается. Затея провалилась: банки отказались дальше финансировать пирамиду, цена без спроса со стороны крупного покупателя тут же рухнула вниз (спрос пропал, а объемы поставок на рынке огромны), цена упала до 25 центов за бушель, Лион объявил о банкротстве.

История биржевого спекулянта Лиона не осталась незамеченной. Спустя 16 лет её взял за основу Хатчинсон, провернув свою самую крупную махинацию.

 

Вершина карьеры спекулянта

Бенджамин в 1888-м году начал активно скупать как сентябрьские фьючерсы, так и наличную пшеницу. Цена скупки составляла 87-88 центов за бушель. Цена не росла, поскольку биржевые игроки поняли затею Хатчинсона и, руководствуясь тем, что урожай будет хорошим (то есть при крупных поставках пшеницы на рынок цена упадет), не спешили поднимать цену, дабы не позволить Бенджамину захватить контроль над рынком.

К сентябрю Хатчинсон сосредоточил в своих руках больше половины фактического резерва пшеницы Чикаго. Сдерживали цену продавцы «короткой» позиции, предлагая ему все больше и больше контрактов. Иными словами, если бы фьючерсные контракты были обеспечены зерном, то их цена бы увеличивалась, поскольку реальное зерно было у Хатчинсона. Биржевые спекулянты, надеясь на хороший урожай и рассчитывая закрыть контракты на покупку после его сборки, продавали все больше и больше фьючерсов Хатчинсону, не имея на руках фактического урожая.

У Бенджамина хватило денег на скупку всех этих контрактов. А вот у спекулянтов пшеницы — нет. Собранного урожая не хватило, чтобы осуществить поставку по фьючерсам и обратно контракты были выкуплены по цене 1,25 дол. США за бушель. Но и это не оказалось пределом. Данная цена была снисхождением со стороны миллионера. Ведь другие крупные игроки надеялись, что Бенджамин проиграет. Те, кто не согласился на 1,25 дол. США, на следующий день получили цену в 2 дол. США. Невыполнение контрактов означало банкротство, потому контракты были выкуплены, поскольку поставить пшеницу по зафиксированной в Договоре цене возможности не было — пшеница была у Хатчинсона.

банкротство на биржевом рынке

 

Венец торжества

История биржевого спекулянта постепенно начинала идти по касательной вниз. Следующие 10 лет мелкие биржевые игроки вторили за Бенджамином его поведение на рынке. Но на рынок приходили новые брокеры, роль сельскохозяйственного рынка начала снижаться. Убыток ему принесло неожиданное сопротивление по июльским фьючерсам, да и урожай в конце 90-х годов оказался не таким уж и большим. Итог: убыток в 0,5 млн. дол. США.

В 1891-м году он начал массово продавать не имеющееся у него в наличии фуражное зерно, открывая короткие позиции. Чем больше он продавал, тем больше падала цена, обещая доход. Однако слух о том, что денег у Хатчинсона больше нет, свел на «нет» все его усилия: благодаря спекулянтам, цена тут же взлетела за два дня в два раза, приведя к убытку Бенджамина в 2 млн. дол. США.

На этом история биржевого спекулянта закончилась. Он еще пытался принимать участие в торговле, но власти на рынке у него уже не было. И в 1892-м году он завершил свою брокерскую карьеру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × четыре =

Назад