Обратная сторона расчетов Энрона (часть 3)

(окончание. Начало  читайте здесь)

Схема, по которой была построена система передачи долга с Энрона на SPE первого уровня, не нова: секьюритизацию в качестве привлечения средств использовали и ранее, да и ничего противозаконного в ней нет. Однако руководителям вменяют махинации с бухгалтерией, которые при определенной трактовке (в частности, переоценка активов, разные вариации их учета) позволяли на бумаге превращать убыток от активов в доход и наоборот.

Именно теневая бухгалтерия и стала еще одной скрытой аферой Эндрю Фаустова, который, будучи финансистом, и смог её реализовать. К слову, споры о том, можно ли назвать подобные действия в бухгалтерском учете махинацией, ведутся до сих пор. Но вот законодательные изменения в бухгалтерию некоторыми странами уже внесены.

финансовая отчетность Энрон

Теневая бухгалтерия Энрона

Разработанная Скиллингом и Фастовым схема секьюритизации стала только первым революционным достижением топ-менеджеров. Второе кардинальное изменение коснулось бухгалтерии — речь идет о такой процедуре в бухгалтерском учете, как привязка к рынку (mark-to-market accounting).

Напомним, имея в своем распоряжении сырьевые ресурсы, Энрон продавал их покупателям по фиксированной цене на основании долгосрочных контрактов. Однако, возникал вопрос: как правильно учитывать прибыль от долгосрочных долговых обязательств? В классической бухгалтерии отображение дохода осуществляется после того, как он получен, то есть после поставки ресурса (газа, электричества) покупателю и получения за него оплаты.

Скиллинг решил учитывать доход по долгосрочным контрактам в текущем году еще до того, как деньги в действительности поступят на счет. Более подробно, как работала теневая бухгалтерия  mark-to-market, расскажем на примере акций нескольких компаний.

  • Вы — инвестор. В вашем портфеле есть акции, однако налоговую декларацию вы заполняете только после того, как акции будут проданы и вы получите реальный доход. Иными словами, прибыль от ценных бумаг будет отражена в бухгалтерии только тогда, когда акции будут проданы.

Но есть и более продвинутая схема учета прибыли, которая вполне реальна и допустима. Предположим, у вас есть ценные бумаги 3-х компаний, которые еще летом были куплены вами по следующим ценам:

  • А — 20 у.е.;
  • В — 10 у.е.;
  • С — 30 у.е.

Спустя 6 месяцев (до окончания текущего года) бумаги все еще находятся в вашем портфеле, и их продажа пока не планируется. Сейчас бумаги имеют следующую стоимость:

  • А — 18 у.е.;
  • В — 12 у.е.;
  • С — 25 у.е.

По итогу года инвестор имеет 5 у.е. нереализованного убытка. Теперь мы делаем их переоценку на балансе по текущей стоимости, как будто мы их действительно продали и купили снова по этой же цене. То есть, на балансе акции отражаются уже по действующей цене, а убыток в 5 у.е. мы вычитаем из налогооблагаемой прибыль. Согласитесь, уже выгода от снижения цены есть.

В данном случае такая теневая бухгалтерия позволяет инвестору показать убыток с целью оптимизации налогообложения. Скиллинг и Фастов пошли по полностью противоположному пути — они решили показать дополнительную прибыль, чтобы получить соответствующий кредитный рейтинг.

Энрон во время своего рождения (компания возникла в результате реорганизации проблемного InterNorth и слияния с более успешным партнером) получила долги от предыдущей компании. И вот спустя несколько лет компания публикует отчет, в котором не то, что нет старых долгов, но теперь есть даже прибыль! И эта прибыль из года в год растет фантастическими темпами. Уже сейчас понятно, что прибыль возникла благодаря тому, что убытки были перенесены на «Кактус III», а простая переоценка долгосрочных контрактов на поставку ресурсов позволяла на бумаге завысить доход. Тогда все видели в Энроне успешную компанию, а о причинах роста как-то задумываться никому не хотелось.

«Привязка к рынку» была бомбой замедленного действия. Так как все доходы будущих периодов отражались в отчетности как полученные, для постоянного роста нужно было создавать все новые и новые сделки, причем не в будущем, а в настоящем времени. Примечательно, что в 1999-м году доходы от такой манипуляции с бухгалтерией составили треть всех доходов компании, а в 2000-м — уже половину.

Воспользовавшись тем, что теневая бухгалтерия и секьюритизация позволяли поддерживать Энрону безупречную репутацию, компания начала применять эту стратегию и на рынках других стран. Большая часть выведенного на SPE долга приходилась на строительство электростанций и их итоговой перепродаже. Однако долговые обязательства все больше и больше тянули  SPE, как и сам Энрон, на дно.

политика и энрон

Политика в жизни Энрона

Теневая бухгалтерия и  секьюритизация — это еще не все, что было пущено в ход с целью удержать Энрон в числе лидеров энергетического рынка. Политическое лобби — вот еще один «ход конем» от топ-менеджмента корпорации. Частые пожертвования политикам на реализацию тех или иных программ, поддержка политиков в их президентской кампании (в частности Кеннет Лей поддерживал Буша-младшего, хотя при администрации Клинтона числился советником по энергетическим вопросам).

Всего известно о 71 факте помощи различным сенаторам и 188 случаев поддержки конгрессменов. В какой-то степени это была взятка и с банкротством Энрона часть политиков быстро попробовала вернуть эти «пожертвования» назад, дабы их имя не было связано со скандалом. Более хитрые политики на «пожертвованные» деньги создали фонд помощи бывшим сотрудникам Энрона.

Заключение. Пример Энрона весьма показателен, поскольку говорит о том, что нельзя никогда быть уверенным на 100%, что даже самый доходный стабильный актив не обесценится в один миг. Кто-то считает Энрон эталоном мошенничества, кто-то — примером хитроумных сплетений. Но факт остается фактом: рано или поздно компания бы стала банкротом, так как представляла собой финансовую пирамиду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 4 =

Назад